Исчезающее пламя: ханукальная история

Это случилось в первый вечер Хануки. На улице бушевала метель, но внутри было уютно и тепло. Ребе — раввин Борух из Меджибожа, внук Баал Шем Това — стоял у меноры, окруженный хасидами. Он произнес благословение, зажег свечу, поставил ее в подсвечник (шамаш) и начал петь «А-нерот алалу». Святость и радость озарили его лицо; ученики смотрели на него с благоговением.
 
Огонек свечи ярко горел. Ребе вместе с хасидами пели «Маоз цур» и другие ханукальные песни. Внезапно пламя свечи задрожало, хотя в дом не проникало ни малейшего дуновения ветра. Огонек будто танцевал. Или боролся с кем-то. И вдруг пламя исчезло!
Оно не потухло, дыма тоже не было. Его просто не было на месте, как будто кто-то его забрал. Ребе задумался. Его помощник хотел было зажечь новый огонь, но ребе остановил его. Он подал знак, чтобы хасиды продолжили пение. В перерывах между песнями ребе произносил слова из Торы. Вечер прошел прекрасно, и хасиды, казалось, забыли об исчезнувшем пламени первой ханукальной свечи. Около полуночи тишину нарушил скрип колес подъехавшей к дому повозки. Дверь распахнулась, и на пороге возник хасид, живший в отдаленной деревне. Одежда на нем была порвана и испачкана, по распухшему лицу струилась кровь. Но глаза его излучали радость. Он сел за стол и начал свой взволнованный рассказ:
 
— Я не в первый раз еду через лес в Меджибож и прекрасно знаю дорогу. Но на этой неделе была страшная вьюга, и мне пришлось ехать очень медленно. Я волновался, что могу опоздать и не встретить Хануку вместе с ребе. Я настолько испугался, что решил не пережидать непогоду и продолжить путь. Должен признать, что это решение было неразумным, но понял это я слишком поздно. Прошлой ночью на меня напали разбойники. Решив, что если человек выбрался в такую погоду на дорогу, значит это богач, чье дело не терпит промедлений; они потребовали, чтобы я отдал им все свои деньги. Я пытался им что-то объяснить, умолял их, но они не верили, что денег у меня нет. Они выхватили поводья лошади и забрались в повозку.  Двое уселись по обе стороны от меня, чтобы не дать мне сбежать, и повезли к своему главарю, чтобы тот решил, что со мной делать. Пока бандиты ждали своего главаря, они допросили меня, обыскали и перетрясли всю повозку. Затем они принялись бить меня, пытаясь выведать секрет, где же я прячу деньги. Я говорил им правду, но они не желали меня слушать.
 
Шли часы. Наконец бандиты связали меня — израненного и измученного — и бросили в погреб. Я истекал кровью, тело ломило от боли. Так я пролежал до вечера, пока ко мне не спустился главарь этой шайки. Я попытался рассказать ему о том, как буду счастлив, приехав к hебе, и что для меня настолько было важно попасть к нему до начала праздника, что я решил ехать ночью.
 
Казалось, мои слова произвели на него впечатление, или его поразило то, что я выдержал все пытки. Что бы это ни было, слава Б-гу, он отпустил меня. Напоследок он произнес: «Я понял, что твоя вера в Б-га сильна, а твое желание быть рядом с ребе непреклонно. Вот сейчас мы это и проверим. Я отпускаю тебя, но знай, что дорога очень опасна. Даже самые отчаянные из моих людей не рискуют заходить в глубь леса в одиночку, тем более в такую погоду. Что ж, иди и испытай свое счастье! Обещаю тебе: если ты выйдешь из леса живым и невредимым, я распущу свою банду и начну жить честно. Выйдя из леса, выброси свой носовой платок в канаву — увидев его, мой человек поймет, что ты спасся».
 
Я снова очень испугался. Пережитые несчастья и так глубоко запали мне в душу, а впереди меня ждало неизвестно что. Но подумав о том, как я буду счастлив рядом с ребе, я отбросил все сомнения и, забрав лошадь и повозку, устремился вперед.
В лесу меня окружила тьма. Я слышал рядом с собой крики диких зверей. В какой-то момент мне показалось, что меня окружает стая волков. Я прижался к шее лошади и пустил ее галопом. Но конь заартачился, испугавшись темноты. Я не знал, что делать дальше. В этот момент перед повозкой возник огонек и поплыл в воздухе. Лошадь послушно последовала за ним. Волки разбежались, а я поехал на огонек. На подъезде к городу я выбросил в канаву платок. Кто знает? Может быть, маленькое пламя свечи поможет этим бандитам встать на путь исправления.
 
Когда хасид закончил свой рассказ, все заметили, что свеча в меноре горит вновь — так же ярко, как и прежде...
 
Биографическая справка. Ребе Борух родился в 1753 году в Меджибоже, городке, где его прославленный дед, Исраэль Баал Шем Тов, основал и возглавил хасидскую общину. Рабби Барух был сыном дочери Баал Шем Това Адель и ее мужа, раввина Йехиеля Ашкенази. Он стал одним из самых известных раввинов своего поколения, имел множество Качественное страхование имущества, Анализ ситуации страхование КАСКО калькулятор Печатники на официальном сайте www.Zelfinans.ru учеников и последователей.
 
Йерахмиель Тильс

© Jewish.ru (2000-2011)